Река Чусовая: видео

Чусовая — река легендарная. Урал без Чусовой — как паруса без мачты, как кони без упряжки, как планета без орбиты.

Почти полтысячелетия она определяла ритм и масштабы освоения огромного края. Она была тем проливом, по которому Русь перетекала в Сибирь, и поэтому оказалась «становой жилой» уникального организма — уральской «горнозаводской цивилизации».

Триста лет назад «цивилизация» горных заводов чугунной цепью оковала Уральский хребет, и нынешние города и деревни — осколки этой цепи. Иногда они прекрасны, как античные черепки, иногда пугают своей уродливостью. Но это была подлинная цивилизация, где всё было увязано со всем: умение сделать дело зависело от древних языческих треб, нравы народа зависели от глухоты лесов и неприступности гор, выплавка чугуна зависела от количества снега в узких скалистых долинах. Горные заводы Урала для всей необъятной России отливали пушки, ковали серпы и кандалы. Эта «цивилизация» начала формироваться задолго до появления собственно горных заводов, а наследие её не исчерпано и доныне, уже много позже её исчезновения.

Почему так получилось? Потому что Чусовая оказалась столь мощным и ёмким «носителем информации», что никакие социальные и общественные катаклизмы не могут распылить эту информацию бесследно. Чусовая столь органично зафиксировала эти смыслы истории, что они сделались самодостаточны и, прекращая существовать в одной форме, продолжали бытие в другой. Была Чусовая Государевой дорогой, была трассой для «железных караванов» — ныне стала прекрасным туристским маршрутом, непризнанным ещё национальным парком горнозаводской природы, истории и культуры.

Среднее течение Чусовой — от посёлка Коуровка до города Чусового — самый интересный участок реки. Именно здесь Чусовая обретает свой истинный характер — характер реки, пробивающей себе дорогу в теснинах между скал.

Сейчас границы России открыты, и перед туристами распахнут весь огромный мир. Где желаете побывать? В снегах Килиманджаро? На порогах Замбези? В Гранд-каньоне? Какие чудеса ещё угодны?.. На туристском небосклоне горят тропически-яркие сверхгиганты. И в зареве этих светил блёкнет, теряется неяркая звезда Чусовой.

Чего на Чусовой есть интересного? С точки зрения глянцевого журнала — ничего. Какая красота, какая поэзия может быть в ржавых домнах старинных заводов? Но в сиянии щедро разрекламированных туров не видится ли вам химически-фальшивый отблеск неона, отсвет шоу-бизнеса?

Пусть расцветают все цветы. Чудеса природы прекрасны, спору нет. Но уже по одному тому, что они — чудеса, они в чём-то лишены подлинности. Они не в силах заставить зазвучать какую-то очень важную струну в человеке. Может быть, эта струна называется душой.

Обращаться к душе наивно и совсем не современно. Но что же тогда ещё, как не душу, пленяет Чусовая своими сумрачными красотами и не слишком-то гостеприимными берегами? Вот пройден маршрут, вот остались позади долгие вёрсты и непогода, вот забываются отмели, усталость и тяжесть весла в руках. И вдруг вы ощущаете, что душа ваша стала как-то чище, светлее, просторнее. Это потому, что она обрела новое измерение, новые связи — не только с пространством, но и со временем.

Потому что тайна притяжения Чусовой не только в километрах и пейзажах. Тайна Чусовой в обретении своего рода-племени… И вдруг начинаешь воочию видеть на хмурых скалах быстрые тени «железных караванов», когда-то пронёсшихся мимо, а в разлёте облаков вдруг узнаёшь размах крыльев лебедей Ермака, вечно плывущих в синеве над Чусовой.